Спросу на кобальт обещают двукратный рост к 2030 году

размещено в: Новости отрасли | 0
      По «грубым оценкам», мировой спрос на кобальт в 2030 году может возрасти в два раза, полагают специалисты известного аналитического и консультативного агентства Roskill. Как отмечает г-жа Йинь Лю, старший аналитик Roskill по кобальту и никелю, такой возможный рост в значительной степени будет обусловлен использованием кобальта в аккумуляторных источниках питания. Г-жа Лю отметила, что, с одной стороны, есть тренд снижения использования кобальта, где это возможно, особенно в «традиционном» автомобилестроении, по причине высокой стоимости и экологическим факторам, с другой стороны, спрос на кобальт будет ускоряться благодаря развитию и распространению в предстоящее десятилетие электромобилей и дальнейшему развитию сектора производства портативных электронных устройств.      Пока что – если судить по 2020 году – мировой рынок кобальта вырастёт примерно до 136 тыс. тонн, что весьма незначительно, темпы роста самые медленные с 2016 года. По мнению г-жи Лю, это связано с «с импульсивным, типа мышечного, сокращением первичного спроса» на кобальт в определённых промышленных секторах в условиях пандемии. Наиболее резкое снижение спроса ожидается в секторе высокотемпературных сплавов с содержанием никеля и кобальта (в западной терминологии для таких сплавов принято название «суперсплавы», superalloys). Почти весь потребляемый в этом секторе кобальт – в форме металла. В свою очередь, главным потребителем таких сплавов является авиакосмическая отрасль, которая испытывает самые очевидные потрясения в условиях пандемии. Поставки гражданских самолётов в 2020 году снизились почти  на 20%, что приведёт к спаду потребления кобальта в самолётостроении более чем на 10%, и возможное восстановление авиакосмической отрасли будет весьма постепенным и неизбежно займёт отнюдь не два-три года, а минимум несколько лет.      Гораздо лучшая ситуация с потреблением кобальта ожидается в производстве источников питания, несмотря на «встречный ветер» в виде замедления мирового автомобилестроения и производства портативных малогабаритных устройств. Roskill ожидает, что в секторе источников питания рост спроса на кобальт по итогам 2020 года может составить 5-10%.      Егор Проходцев, ведущий аналитик Roskill в области сырьевых материалов для электромобилей, считает, что продажи этих транспортных средств уже восстановились благодаря стимулирующим мерам властей многих стран по развитию и поддержке «зелёных экономик» в период пандемии. «Мы ожидаем дальнейшего роста продаж за остающееся до конца года время, за последние годы четвёртый квартал является периодом самого энергичного спроса [на электромобили]. Несмотря на значительный спад в начале уходящего года, есть основания ожидать едва ли не двузначного роста продаж по итогам года», — предполагает этот аналитик.      Продажи смартфонов за первые три квартала 2020 года незначительно снижались, но на фоне постепенного восстановления макроэкономики и традиционной предрождественской и предновогодней активизации продаж смартфонов их продажи в четвёртом квартале «нейтрализуют» предшествующее проседание спроса, и в результате годовое потребление будет «в чём-то схожим» с прошлогодними уровнями.      Также Егор Проходцев отметил, что по мере внедрения технологии 5G и увеличения количества «умной» бытовой техники, подключённой к т.н. «интернету вещей» (Internet of Things, IoT), возрастёт спрос на источники питания, причём он будет обусловлен не ростом размеров этих источников питания, а возрастанием их количества. Аналитик Roskill приводит прогноз Ericsson Mobility об увеличении к 2025 количества подключённых к IoT устройств до 5 млрд.  и выше. «Такой тренд уже существует на рынке почти  десять лет, он будет продолжаться, и в ближайшем будущем мы по-прежнему будем наблюдать определённое увеличение размеров источников питания для бытовых электронных устройств. Но размер смартфонов уже может подойти к разумным эргономическим пределам, и со значительной вероятностью после этого размеры смартфонов уже не будут ощутимо увеличиваться», — добавляет Проходцев.      По предварительным прикидкам производство рафинированного кобальта в 2020 году составит чуть более 130000 тонн, снижение на 5% по сравнению с предыдущим годом, несмотря на рост производственных мощностей более чем на 10% практически только за счёт Китая. Сокращение производства после трёх последовательных «избыточных» лет обусловлено нарушениями в работе мирового логистического комплекса и закрытием принадлежащего Glencore крупнейшего добывающего объекта Mutanda в Демократической Республике Конго. Mutanda был поставлен на консервацию в конце 2019 года во время «провала» мировых цен на кобальт, ожидается, что он будет находиться в таком состоянии как минимум до 2022 года.      «Кроме этого объекта, произошли сокращения производства и на некоторых других добывающих объектах как в Конго, так и в других странах, например, на Мадагаскаре и в Канаде. В итоге дефицит сырья усилился в условиях серьёзных транспортных перебоев в Африке, вызванных пандемией Covid-19», — отмечает Йинь Лю. Примерами подобных перебоев стало закрытие южно-африканского порта Дурбан, являющегося ключевым транзитным пунктом поставок кобальтового сырья из Конго в Китай и другие страны для рафинирования. Почти все поставщики вынуждены были перенаправлять отгрузки через соседние страны, такие как Мозамбик и Танзания. Это, в свою очередь, подтолкнуло вверх цены на все виды продукции на основе кобальта, подвинув рынок кобальта в более сбалансированное состояние.          Снижение производства в Конго приведёт в 2020 году к сокращению и добычи кобальтового сырья, и производства рафинированного кобальта, считают специалисты Roskill. «В течение года несколько крупных добывающих объектов в Конго либо возобновляли работу, либо продолжали постепенно наращивать производство, но даже такие «объединённые усилия» оказались неспособны заполнить «прореху», образовавшуюся после остановки Mutanda, который фактически был крупнейшим в мире кобальтовым рудником. При этом поставки кобальта со сравнительно мелких добывающих объектов и с объектов, где до сих пор высока доля ручного труда, будут неизбежно сокращаться – в условиях низких цен на кобальт и растущего влияния так называемых ESG-критериев», — резюмировала г-жа Лю. (ESG concerns — Environmental, Social, corporate Governance Г окружающая среда, социальные вопросы, внутрикорпоративные отношения, т.е. система критериев для определения «хороших», социально и в прочих отношениях ответственных компаний, как объектов для инвестиций.)

Источник: metaltorg.ru